mittatiana (mittatiana) wrote in idu_shagayu,
mittatiana
mittatiana
idu_shagayu

Category:

Жилой дом Абрикосовых с административными помещениями. Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.

М. Красносельская ул. д.7
Жилой дом Абрикосовых с административными помещениями.
Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
Построен архитектором Б.Н.Шнаубертом в стиле модерн в 1905 году.
Фабрика ведет свою историю с 1804 года как семейное предприятие кондитеров Абрикосовых.
В 1918 году фабрика национализирована.

Жилой дом Абрикосовых с административными помещениями. <br />Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
«Жилой дом Абрикосовых с административными помещениями.
Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
» на Яндекс.Фотках



Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями. <br />Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
«Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями.
Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
» на Яндекс.Фотках

Кондитерская фабрика и Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями. <br />Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
«Кондитерская фабрика и Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями.
Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
» на Яндекс.Фотках

Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями. <br />Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
«Жилой дом Абрикосовых с адм. помещениями.
Товарищества А.И.Абрикосова Сыновей.
» на Яндекс.Фотках

Изначально такой фамилии не было.
А жил в XVIII веке в селе Троицком Чембарского уезда Пензенской губернии крепостной крестьянин Степан Николаев (1737-1812, Москва) (по-современному – Николаевич).
Этот крестьянин регулярно готовил к барскому столу лакомства.
Особенно удавались ему сливовое варенье и пастила из абрикосов.
Барыня его, Анна Петровна, умно рассудила, что держать такого мастера в деревне непрактично, и когда крестьянин попросился «походить по оброку в Москву», охотно его отпустила, даже дала немного денег на первое время.
Хотя семью Степана оставила при себе.
К началу XIX века Степан накопил денег достаточно для того, чтобы выкупиться из крепости самому, выкупить свою семью и перевезти всех летом 1804 года на жительство в Москву, где у него, начинающего кондитера, уже была своя маленькая мастерская и постоянная клиентура.
Работали всей семьей: сам Степан, его жена Фекла, дочь Дарья, сыновья Иван и Василий. Обслуживали званые вечера, чиновничьи балы, купеческие свадьбы.
Особенно удалось угодить игумену Ново-Спасского монастыря, которому так понравились Степановы абрикосовые пастила и мармелад, что он даже благословил их производство иконой.
В 75 лет Степан Николаев записался в купцы Семеновской слободы и даже открыл свою бакалейную лавку, получив «высочайшее дозволение открыть Торговый дом».
В 1812 году, после смерти Степана , управление семейной фирмой перешло в руки его старшего сына – 22-летнего Ивана Степанова (1792 — 1848, Москва), первого из династии, получившего фамилию Абрикосов.
Дело росло, и молодому купцу надо было как-то определяться с фамилией.
По распоряжению полиции, будучи уже известным в Москве кондитером, он и получил 27 октября 1814 года «кондитерскую» фамилию Абрикосов.
Правда, потомки неоднократно пытались доказать, что происходит фамилия от прозвища Оброкосов, то есть «ходивший по оброку», но в дошедших до нас документах московской полиции указано, что фамилию свою Иван Степанов получил именно «за торговлю фруктами», а до того он «считался Палкиным».
В 1820 году молодой купец Абрикосов перебрался во вторую гильдию, в 1830-м вызволил из деревни на подмогу своих двоюродных братьев.
А в промежутке между этими двумя событиями, 20 февраля 1824 года, у него родился сын Алексей, которого позже назовут «шоколадным королем России».
К тому времени фирма братьев Абрикосовых была уже весьма крепкой.
В книге объявленных капиталов Семеновской слободы Иван Степанович Абрикосов ежегодно указывал значительную цифру – 8000 рублей, что давало право вступления в третью купеческую гильдию.
В полном соответствии с таким солидным положением он и образование своим детям хотел дать самое что ни на есть солидное, а потому в 1834 году определил Алексея в престижную Практическую академию коммерческих наук. Там сын проучился неполных четыре года.
К началу 1838 года финансовые дела фирмы Абрикосовых резко ухудшились.
Внезапно обедневший Иван Степанович оказался не в состоянии не только платить за обучение сына, но даже просто его прокормить.
В том же 1838 году он отдал 14-летнего Алексея в услужение за 5 рублей в месяц в контору обрусевшего немца Ивана Богдановича Гофмана, занимавшегося перепродажей сахара и других бакалейных товаров.
Алексей стал мальчиком на побегушках. Однако он довольно быстро освоил азы бухучета и перешел в счетоводы.
В 1841 году его отцу и дяде, Ивану Степановичу и Василию Степановичу пришлось признать себя неплатежеспособными, а в конце 1842 года их имущество было продано за долги.
У Алексея Ивановича же, отказавшегося от долгов отца, а следовательно, и от прав на фирму, дела шли прекрасно.
К середине 1840-х годов он уже был главным бухгалтером конторы, любимцем шефа и гордостью организации.
Заработок его настолько далеко ушел от стартовых 5 рублей, что он даже смог открыть в 1847 году маленькую кондитерскую фирмочку для страдающего от пережитых бед отца.
В конторе Гофмана он подыскал себе будущую жену – молоденькую дочь одного из клиентов фирмы, табачного фабриканта Алексея Борисовича Мусатова – Агриппину.
В 1849 году была сыграна свадьба.
К тому времени Иван Степанович сумел-таки с помощью сына вновь поднять «сладкое» дело.
Но человек не вечен. Иван и Василий умерли один за другим – с промежутком всего в несколько месяцев.
И Алексею Ивановичу (25 лет от роду) пришлось вплотную заняться хлопотным кондитерским бизнесом, оставив спокойный кабинет главного бухгалтера.
Теперь он стал московским купцом третьей гильдии и главным поставщиком своего будущего основного конкурента – кондитера Эйнема (ныне – фабрика «Красный Октябрь»).
В списке фабрик и заводов города Москвы за 1850 год за ним числилось «кондитерское заведение в городской части».
Работа в заведении использовалась исключительно ручная.
Единственной не человеческой силой была лошадь, на которой Алексей Иванович ежедневно сам ездил на Болотный базар покупать свежие ягоды и фрукты.
Никому другому из 24 человек, работавших в мастерской, он такую ответственную операцию до времени не доверял.
Вместе с ростом производства росла и репутация будущего «конфетного короля».
К 1852 году он стал товарищем (общественным заместителем) городового старосты третьей гильдии купцов,
через год – городовым старостой в доме Московского градского общества и членом Московского отделения Коммерческого совета,
еще через три года получил от московского генерал-губернатора золотую медаль с надписью «За усердие» – «для ношения на шее на Аннинской ленте».
В 1861 году Алексея Ивановича избирают членом Совета Московской практической академии коммерческих наук, той самой, которую ему так и не удалось окончить.
Через год министр финансов вручает ему вторую «заусердную» медаль, теперь уже на ленте Владимирской.
К началу 1870-х (ему было около 46 лет) он уже гласный общей Городской думы, выборный Московского купеческого общества.
Кавалер трех золотых медалей «За усердие» (последняя – на Александровской ленте), купец первой гильдии, учредитель Московского купеческого общества взаимного кредита, кавалер орденов Святого Станислава и Святой Анны 3-й степени,
потомственный почетный гражданин города,
член правления Московского учетного банка.

Крупный домовладелец (доходные дома № 3, 5, 6, 7, 8 по М. Успенскому переулку (ныне Сверчков пер.), дом 6-5 по Б.Успенскому (ныне Потаповский пер.) , дома и флигели в Лефортове).


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Сверчков переулок, дом 6
«Сверчков переулок, дом 6» на Яндекс.Фотках

Сверчков переулок, дом 8
«Сверчков переулок, дом 8» на Яндекс.Фотках

Сверчков пер., д. 8 стр.1а.
«Сверчков пер., д. 8 стр.1а.» на Яндекс.Фотках

Сверчков пер., д. 8, стр. 2.
«Сверчков пер., д. 8, стр. 2.» на Яндекс.Фотках

Потаповский пер., д. 5, стр. 1.
«Потаповский пер., д. 5, стр. 1.» на Яндекс.Фотках

Потаповский пер., д. 5, стр. 2
«Потаповский пер., д. 5, стр. 2» на Яндекс.Фотках

Потаповский пер., д. 6
«Потаповский пер., д. 6 » на Яндекс.Фотках

В 1865 году вся семья Абрикосовых поселилась в бывших палатах боярина Сверчкова

Сверчков пер., д. 8, стр. 3
«Сверчков пер., д. 8, стр. 3» на Яндекс.Фотках

Дом А.И. Абрикосова, современный вид. Сверчков переулок, д. 8, стр 3 (б. Малый Успенский).

Алексей Иванович Абрикосова купил этот дом для своего большого семейства.
Сегодня дом известен как "Палаты Сверчковых".
После реставрации, проведенной в 1970-х годах, здесь располагается Российский Государственный Дом народного творчества.

В 1873 году он получил разрешение установить на фабрике паровой двигатель мощностью 12 лошадиных сил.
Теперь его мастерская стала крупнейшим московским механизированным кондитерским предприятием, выпускающим более 500 тонн продукции в год на общую сумму 325 000 рублей.
Позади оставались и «Эйнем» (Красный Октябрь) и «Сиу и К°» (Большевик) и Жорж Борман, и братья Андрей и Герасим Кудрявцевы, и другие популярные в России шоколадники.
Империя была создана.

Алексей Иванович Абрикосов
«Алексей Иванович Абрикосов» на Яндекс.Фотках

Пора было приобщать к делу детей, и в 1874 году Алексей Иванович направил на имя московского генерал-губернатора прошение, в котором написал:
«Желаю передать принадлежащую мне фабрику в полном ее составе своим сыновьям Николаю и Ивану Алексеевичам Абрикосовым».
Ниже была приписка сыновей:
«Мы, нижеподписавшиеся, желаем приобрести фабрику А. И. Абрикосова, содержать и производить работу под фирмой “А. И. Абрикосова Сыновей”».

Только не надо думать, что детей было двое, их было на порядок больше.
За время супружества Агриппина Алексеевна Абрикосова произвела на свет 22 очаровательных младенца (10 мальчиков и 12 девочек).


Агриппина Александровна Абрикосова
«Агриппина Александровна Абрикосова» на Яндекс.Фотках
Агриппина Александровна Абрикосова (рожденная Мусатова) (1832-1901).

Однако ее участие в семейном бизнесе вовсе не ограничивалось производством потомства.
Агриппина Алексеевна отвечала практически за всю семейную недвижимость.
Все доходные дома были записаны на ее имя, перестраивались и оборудовались под ее контролем, она же ведала вопросами квартирантов.
Доходные дома Абрикосовых считались в Москве одними из самых престижных, чему способствовала богатая внутренняя отделка, модный по тем временам классический стиль архитектуры, вышколенная прислуга и высокие цены.
В абрикосовских домах жили представители известных семейств.
Кроме работы с недвижимостью Агриппина Алексеевна занималась благотворительностью.
Абрикосовы благотворили часто и обильно.
Все началось с ежегодных сторублевых пожертвований в адрес Комитета по оказанию помощи семьям убитых и раненых в войне с Турцией.
Затем семья вошла в состав еще полутора десятков обществ,
стала попечителем шести ремесленных училищ,
нескольких московских больниц, в числе которых была и детская Морозовская,
взяла шефство над церковью Успенья на Покровке,
оборудовала несколько приютов для бездомных
и передала 100 000 рублей на перестройку здания Московской консерватории.
Членство и председательство в комитетах и попечительских советах, кстати, обязывало регулярно делать взносы в общий фонд.
Главным делом, которому Агриппина Алексеевна Абрикосова посвятила остаток своей жизни, была организация в Москве бесплатного роддома.
В конце 1889 года ее стараниями на Миусской улице был открыт «бесплатный родильный приют и женская лечебница с постоянными кроватями А. А. Абрикосовой».
Первый параграф устава этого заведения гласил: «Содержится за счет учредительницы». Заведующим приютом был назначен зять Агриппины Алексеевны знаменитый врач-акушер А. Н. Рахмонов.
После смерти Агриппины Алексеевны в 1901 году в соответствии с ее завещанием муж, дети и внуки обратились к городскому голове со следующим заявлением:
«Имеем честь просить Ваше Сиятельство довести до сведения Московской городской думы, что мы желаем пожертвовать капитал в размере 100 тысяч рублей на устройство в Москве бесплатного родильного приюта имени А. А. Абрикосовой.
Весь жертвуемый капитал в 100 тысяч рублей предназначается на постройку зданий и оборудование приюта…
Приют должен именоваться “Городской бесплатный родильный приют имени Агриппины Алексеевны Абрикосовой” и служить для удовлетворения неимущего класса городского населения».
По сей день он является одним из лучших в Москве роддомов.


Родильный дом №6 имени А.А. Абрикосовой.
«Родильный дом №6 имени А.А. Абрикосовой.» на Яндекс.Фотках

После революции ему дали имя Н. К. Крупской.
В 1994 году ему было возвращено историческое имя, и теперь это – Городской родильный дом № 6 имени Агриппины Алексеевны Абрикосовой.

Но вернемся к Алексею Ивановичу.
Он был истинно верующим человеком, православным.
С 1865 года, когда вся семья Абрикосовых поселилась в бывших палатах боярина Сверчкова,
Алексей Иванович Абрикосов стал бессменным старостой приходской общины Храма Успения на Покровке - самой знаменитой приходской церкви старой Москвы, освященной в честь Успения Божией Матери.


Храм Успения Пресвятой Богородицы на Покровке, построен в 1696-1699 гг.
«Храм Успения Пресвятой Богородицы на Покровке, построен в 1696-1699 гг.» на Яндекс.Фотках

Церковь Успения Божией Матери, что на Покровке
«Церковь Успения Божией Матери, что на Покровке» на Яндекс.Фотках

Прозванная «восьмым чудом света», она была таким же национальным символом Москвы, как Андреевская церковь для Киева или храм Илии Пророка для Ярославля.
Одна из «самых московских церквей», ставшая жемчужиной московского барокко и высшим образцом этого архитектурного стиля, имела сложное устройство.
У этого храма было 13 глав, символизировавших Господа Иисуса Христа и Его 12 апостолов.
Успенский храм представал громадой составленных церквей, летящих в небеса.
У церкви была очень высокая лестница и высокое гульбище – открытая площадка-галерея перед входом в храм.
Каждый молящийся поднимался по лестнице на гульбище и, прежде чем переступить порог храма Божия, обозревал открывавшуюся с этой высоты панораму: так создавалось чувство вознесённости, оторванности от земли, располагающее к молитвенному настроению.
Василий Баженов, считавший её не только одним из красивейших зданий в Москве, но и творением «ярко национальным».
Для архитектора К. Растрелли, величайшего мастера барокко, она стала целым творческим вдохновением:
именно её он взял за образец для своего Смольного собора в Петербурге, «наиболее русского» из всех произведений Растрелли, по выражению И. Э. Грабаря.
Архитектор и живописец Джакомо Кваренги так же восхищался красотой Успенской церкви.
И. Баженов, К. Растрелли, Д. Кваренги, считали церковь Успения шедевром русской архитектуры.
Даже Наполеон был потрясён церковью Успения на Покровке и, по легенде, поставил особый караул охранять её от пожара и мародеров.
Впрочем, другая легенда гласит, что он приказал разобрать её по кирпичику и перенести в Париж.
Так или иначе, храм от пожара 1812 года поистине чудом не пострадал.
Это была и любимая московская церковь Ф. М. Достоевского.
Его жена вспоминала, что, бывая в Москве, он возил её, «коренную петербуржку», посмотреть на эту церковь, потому что чрезвычайно ценил её архитектуру.
бывая в Москве один, Достоевский всегда ехал на Покровку помолиться в Успенской церкви и полюбоваться на неё.
Он заранее останавливал извозчика и шёл к ней пешком, чтобы по пути рассмотреть храм во всей красе.


Церковь Успения на Покровке (вид со двора в конце XVIII века ).
«Церковь Успения на Покровке (вид со двора в конце XVIII века ). » на Яндекс.Фотках

Возможно А.С. Пушкин видел такой церковь Успения на Покровке.
У Успенской церкви были известные прихожане.
Первыми в их числе следует назвать знаменитых Пашковых, живших на Покровке, – тех самых, чьи родственники имели роскошный замок на Моховой.
Их предок, выходец из Польши, Григорий Пашкевич приехал в Россию на службу к Ивану Грозному, и с тех пор их фамилия значилась как Пашковы.
Один из них, Истома Пашков, был участником тульского дворянского ополчения в войске бунтаря Ивана Болотникова и потом перешёл на сторону царя Василия Шуйского.
Другой Пашков, Егор Иванович, был денщиком Петра I, и его сын П. Е. Пашков построил легендарный дворец на Моховой, известный как дом Пашкова.
В 1890-х годах прихожанами Успенской церкви стали братья Елисеевы, будущие создатели московского гастронома на Тверской, поселившиеся в доме № 10 по Малому Успенскому переулку.
Главными же прихожанами с середины 19 века и до Октябрьской революции были Абрикосовы.
Фамильное дело у самых его истоков благословил иконой игумен Новоспасского монастыря.
Алексей Иванович Абрикосов, был не только усердным прихожанином, но и заботливым старостой Успенской церкви на протяжении долгих 27 лет.
Не менее знаменитыми прихожанами Успенской церкви были чаеторговцы Боткины, Одним из сыновей основателя фирмы был знаменитый Сергей Петрович Боткин, чьё имя носит теперь известная московская больница.
А его сын, Евгений Сергеевич Боткин, последний русский лейб-медик, до конца остался верным государю Николаю II и вместе с ним принял мученическую смерть в Ипатьевском доме.
Другой известный сын чаеторговца, Пётр Петрович Боткин, принявший после смерти отца фамильное дело, также был старостой Успенской церкви на Покровке и одновременно старостой кремлёвского Архангельского собора, а потом и храма Христа Спасителя.
После революции Успенская церковь действовала очень долго по московским меркам – до 1935 года.
В ноябре 1935 года Моссовет под председательством Н. А. Булганина постановил закрыть и снести Успенскую церковь, «имея в виду острую необходимость в расширении проезда по ул. Покровке».


Пустырь на месте Храма Успения .
«Пустырь на месте Храма Успения.» на Яндекс.Фотках

Зимой 1936 года Успенскую церковь снесли до основания, на её месте образовался пресловутый скверик с берёзками на углу Покровки и Потаповского переулка.

В запасниках Исторического музея сегодня хранится большое количество икон из храма Успения Божией Матери, что на Покровке.
Два резных наличника и фрагменты фасада передали в музей при Донском монастыре, верхний иконостас 1706 года – в Новодевичий монастырь.

Из 22 детей Абрикосовых до солидного возраста дожили 17.
И только четверо сыновей пошли по пути развития отцовского дела.
Иван Алексеевич принял на себя управление основной отцовской фирмой.
Расширяя дело отца, он купил в конце 1870-х годов несколько крупных сахарных заводов, открыл филиал фабрики в Симферополе, перенес в 1880 году основное производство в Сокольники и открыл по России целую сеть фирменных абрикосовских розничных магазинов.
Теперь продукцию фирмы можно было купить в Москве в Солодовниковском пассаже на Кузнецком, в Верхних торговых рядах (теперь ГУМ), на Тверской и Лубянке, а также в Петербурге на Невском проспекте, в Киеве на Крещатике, в Одессе на Дерибасовской. Оптовые склады фирмы открылись в обеих столицах, а еще в Одессе и на Нижегородской ярмарке.
Стараниями Ивана Алексеевича был раскрыт секрет знаменитых заграничных «глазированных фруктов», производство которых быстро наладили на абрикосовских предприятиях.
При нем же фирма несколько раз побеждала на Всероссийской художественно-промышленной выставке,
благодаря чему ей было «всемилостиво позволено называться поставщиком двора Его Императорского Величества».
Владимир Алексеевич Абрикосов стал директором чайного товарищества братьев Поповых, контрольный пакет акций которого был куплен еще при жизни Алексея Ивановича.
Георгий Алексеевич в разное время был директором разных семейных фирм и, кроме прочего, возглавлял правление Товарищества паровой столярной фабрики «Ф. М. Шемякин и К°» (Алексеевская улица, собственный дом).
Николай Алексеевич хоть и состоял в совете директоров семейной фирмы, но никакого интереса к кондитерскому делу не проявлял.
Это был настоящий интеллигент, знавший в совершенстве пять языков, окончивший Московский университет и парижскую Сорбонну, близкий друг знаменитого адвоката А. Ф. Кони, постоянный почетный член Московского психологического общества, автор многочисленных статей в журнале «Вопросы философии и психологии», который он издавал совместно с братом Алексеем.
Однако слава династии Абрикосовых отнюдь не ограничивается этими именами.
Она с них начинается.
Алексей Иванович Абрикосов, сын Ивана Алексеевича, стал известнейшим в мире патологоанатомом, академиком АН СССР, одним из врачей, бальзамировавших тела Ленина и Сталина.
Его дочь, Мария Алексеевна Абрикосова, долгое время была главным врачом сборной СССР по академической гребле.
А сын, Алексей Алексеевич Абрикосов, стал известным физиком-теоретиком, академиком, лауреатом Ленинской и Государственной премий, директором Института физики высоких давлений им. Л. Ф. Верещагина АН СССР.
Второй сын Ивана Алексеевича, Дмитрий Иванович Абрикосов, был послом в Японии – последним послом царской России и первым послом России советской.

Хрисанф Николаевич Абрикосов (внук А.И. Абрикосова) — личный секретарь Л.Н. Толстого;
Сергей Николаевич Абрикосов был директором семейной кондитерской фабрики, состоял председателем Московского общества фабрикантов кондитерского производства.
Алексей Иванович Абрикосов (внук А.И. Абрикосова) — врач-патологоанатом, автор нескольких учебников.
Его сын, Алексей Алексеевич Абрикосов — ученый-физик, лауреат Нобелевской премии (2003).
Кроме того, к этому роду принадлежат артисты московского театра имени Вахтангова А.Л. Абрикосов и его сын Г.А. Абрикосов.

После революции многие из Абрикосовых уехали за границу, но многие остались.
К 21 веку в Москве проживало около 150 потомков Алексея Ивановича Абрикосова.
Но никто из них не продолжил традиций кондитерского дела.
Необычна судьба Анны Абрикосовой. Дочь Ивана Алексеевича.
По окончании гимназии в Москве она училась в Оксфордском университете и в Англии перешла в католичество.
Анна вышла замуж за своего родственника Владимира Абрикосова, также перешедшего в католичество.
Съездив за границу, Анна вступила в орден доминиканцев и нареклась Екатериной.
После революции католическим священником стал и Владимир Абрикосов, который был выслан за границу в 1922 году.
Сестра Екатерина (Анна Абрикосова) поддерживала католическую деятельность в Москве до 1923 года, когда была арестована и сослана в Тобольск.
Позднее она оказалась в Ярославской тюрьме, где умерла в 1936 году.

Алексей Иванович и Агриппина Александровна Абрикосовы похоронены на кладбище Алексеевского монастыря на Верхней Красносельской улице.

Алексеевский монастырь
«Алексеевский монастырь» на Яндекс.Фотках

На кладбище Алексеевского монастыря находились могилы и склепы Нарышкиных, князей Волконских, князей Черкасских, был похоронен основатель Ново-Афонского монастыря иеромонах Арсений (Минин), известный русский публицист М.Н. Катков, профессор зоологии Императорского Варшавского Университета В.Н. Ульянин, похоронены многие представители московского именитого купечества - Сытенко, Соколовы, Мамонтовы, Кузнецовы, первый русский пушкинист П.И. Бартенев, покровительница П.И. Чайковского Надежда фон Мекк, художшик И.М. Прянишников, историк А.А. Шахов и многие, многие другие...
После Октябрьской революции кладбище было уничтожено.
Все, что осталось от кладбища и от захоронений Алексеевского монастыря - это памятный безымянный крест, установленный на территории Храма Всех Святых


Храм Всех Святых 1887г.
«Храм Всех Святых 1887г.» на Яндекс.Фотках

Безымянный крест в память всех захороненных.
«Безымянный крест в память всех захороненных.» на Яндекс.Фотках

Безымянный крест в память всех захороненных на кладбище бывшего Алексеевского монастыря.
Храм Всех Святых, что в Красном Селе. (26 июля 2009 года. Фото А.И. Абрикосова)




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments